Присоединяйся к нам:
15.01.2010  14:39   Станислав Минаков

Без него, но вместе с ним. Памяти Евгения Кушнарева

Со дня трагической кончины известного общественного деятеля украинской политики новейших времен Евгения Кушнарева 17 января 2010 года исполняется три года.


// Городской Дозор
Евгений Кушнарев был гарантом стабильности украинской политики

Евгений Кушнарев был убит на охоте, скончавшись за двенадцать дней до собственного 56-летия. Последние суды 2009 года вынесли заключение, что это был «случайный рикошет», однако ни члены семьи, ни свидетели в случайность не верят, тем более что осталось много невыясненных вопросов.

Слишком внятной была гражданская позиция Кушнарева-политика, слишком ярко он шел, быть может, к руководству страной. Он мешал столь многим в политике и был выразителем политической и ментальной позиции настолько большого числа граждан Украины, что фраза, оброненная Виктором Януковичем в минуту получения трагической вести, «все-таки они его убили», многим не кажется следствием «случайного рикошета».

Символично, что дата кончины Е. П. Кушнарева пришлась в этом году на день выборов Президента Украины. А ведь и сам Евгений Петрович вполне мог бы стать кандидатом в Президенты – если не в этой каденции, то в следующих.

Не следует забывать также о том, как относился Кушнарев к оранжевым, какие он делал заявления и выступления против марионеточного режима, и как режим преследовал его.

За что и против чего он боролся

В период предыдущих выборов, в 2004-м, в дни «помаранчевого» помрачения, когда на оранж-майданы бросились не только вожделевшие власти или прикупленные, но и обманувшиеся, Кушнарев приостановил всеобщую вакханалию одной лишь фразой, выкрикнутой народу: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой, с нашистской силой темною, с оранжевой чумой…» Они не могли ему этого простить, но, квалифицируя их как фашистскую орду и чуму, Кушнарев оказался провидчески прав.

Не приняв лживой сущности оранжевого переворота, с присущей ему проницательностью увидев за деяниями оранжистов исключительно личные карьерные мотивы, амбициозность и корысть (к тому же с нарушением Закона Украины и в значительной мере опорой на внешние силы – политические и финансовые), Е. Кушнарев сразу выступил против этой агрессии, справедливо указав на антигосударственную сущность «воцарения» Ющенко.

До ухода из жизни он успел выступить с публикацией нескольких программных статей, а также книг.

Попав под арест в августе 2005-го, осуществленный беззаконно, по указке ющенковских клевретов, объявил в тюрьме голодовку, и в результате был освобожден через восемь суток под давлением общественности.

Кушнарев был ярким, внятным, отчетливым отстаивателем духовных общерусских ценностей, понимая украинское как неотъемлемую, сущностнообразующую часть русского мира, опирающуюся на каноническое православие. Ценности эти как раз включают в себя исторически сделанный выбор народа Украины, и связан он с дружбой с Россией и, разумеется, Белоруссией. Кушнарев не примирился с развязанной (и развязной) русофобией, положенной в основу гуманитарной политики нынешней правящей клики.

Основным принципом украинской государственности Кушнарев видел множественность, то есть федеративное устройство страны, и понимал украинскую нацию не как нацию одного народа, а именно по-европейски, как нацию полиэтническую, складывающуюся из разных культурных традиций. Именно Кушнарев являлся наиболее трезвым государственником, способным вместить, понять и указать пути для сохранения большой общественной системы.

Кушнарев против «универсала»

Кушнарев был, по причине хронической неграмотности обвинителей, ложно понимаемой ими политической целесообразности, а также их внешней ангажированности, упрекаем и преследуем за «сепаратизм». Тогда как по сути именно его позиция была всегда объединительной, а их действия всячески раскалывали и раскалывают Украину.

Кушнарев, не выдержав мессианских многоглаголаний Виктора Ющенко, в ночь на 2 августа 2006 года покинул печально известное заседание по поводу так называемого «Универсала национального единства». Тогда Кушнарев выступил письменно:

«...Фактически нам предложен статус ассоциированных граждан своей страны. Правда, с правом покаяться и пройти этап перевоспитания. И начать мы должны с подписания президентского «Универсала» как публичного отказа от своей веры, своего языка, своей культуры, своих убеждений. У каждого человека, каждой политической силы есть своя граница компромиссов, за которой начинается клятвоотступничество. Я эту границу не перейду, потому что не могу предать память своих родителей и будущее моих детей.

Оказывается, мы, как и миллионы моих русскоязычных соотечественников, – колонизаторы, уничтожающие своим языком родной для В. Ющенко – украинский. Мы ненавидим Украину, потому что, предлагая ее федеративное устройство, мечтаем разорвать ее на части. Что мы – пятая колонна чужого государства, и восстановление добрососедских отношений с Россией – это измена своей Родине. Что мы безграмотные и зашоренные, потому что не можем понять всех выгод от вступления в НАТО. <...>

Сказать, что я испытал потрясение и унижение, – этого мало. Нам предложили не примирение, а безоговорочную капитуляцию. С понижением в гражданских правах до конца жизни. Для нас и наших потомков. Я ушел оттуда, не дождавшись завершения этого фарса. Ушел к вам, мои друзья и единомышленники, для того, чтобы отстаивать наши права и свободы, из которых главные – право жить на родной земле, говорить на родном языке, хранить свою культуру, ходить в свою церковь...»

«Конь рыжий» и «вилы»

Кушнарев был открытым врагом «партии ненависти». Декларируемую благость намерений у воплотителей оранжевого переворота он подверг развенчанию – в книге «Конь рыжий. Записки контрреволюционера» (Харьков, «Харьков», 2005), вскрыв подлинные мотивы и способы их действий: жажду личной власти, конвертируемую в передел собственности, обманное зомбирование масс (с помощью революционной риторики и специальных технологий), показав роль зарубежных кукловодов. Кушнарев утверждал, что «свободу можно обрести лишь в созидательном, умножающем общественное достояние действии, а никак не в действии разрушительном».

Его книга «Конь рыжий», с библейским апокалиптическим образом в названии, симптоматично изданная в Харькове, стала первым концентрированным духовным и интеллектуальным ответом Востока и Юга Украины, всех здешних антиоранжевых сил, на оранжевый произвол. В ней Кушнарев писал: «Дуэль» Ющенко и Януковича, в какую бы личностную плоскость ее ни переводили, состоялась у незримого и многие десятилетия не ощущавшегося нами барьера – между ценностными устоями Востока и Запада Украины. Объективные различия в структуре и удельном весе в экономике государства восточного (преимущественно индустриального) и западного (большей частью аграрного) регионов и связанная с этим различная степень напряженности в социальной сфере не приводили к межрегиональному противостоянию. До той поры, пока известная политическая сила, своевольно разделившая Украину на «нашу» и «не нашу», настоящую и не очень, не предприняла попытки привести к единому знаменателю весьма различную ментальность украинцев на востоке и западе. (Произнося «украинцы» – я подразумеваю не этническое, а политическое, гражданское содержание этого понятия.) У каждого региона соборной Украины своя история, разные дороги привели их в единое украинское государство. Но вот они вместе, непохожие в своем видении прошлого, в своих оценках настоящего, но, уверен, единые в своем желании видеть родину (а такой Украина является для всех нас) процветающей и уважаемой в мире. Кому понадобилось свести все культурное многообразие, многоцветье народных традиций к одному навязчивому цвету? Кому мешало свободное использование родного языка? Чью душу бередила не только географическая, но и духовная близость русского народа?..»

Книга «Выборы и вилы» (Киев, «Довира») вышла в марте 2007-го, через два месяца после гибели автора. Нина Карпачева, уполномоченный Верховной Рады по правам человека, на киевской презентации книги в президент-отеле «Русь» сказала о Е. Кушнареве: «Он был честным, порядочным, чрезвычайно профессиональным, постоянно работал над собой. Он был примером, как никогда не предавать: ни дело, ни родину, ни близких, ни идеалы... Он видел перспективу Украины, которая действительно, как та птица, должна быть двукрылой: Восток и Запад – вместе...» Омбудсмен процитировала одну фразу из новой книги: «Противостояние уже истощило политическую элиту Украины, уже поставило крест на всех достижениях в экономической и социальной сферах последних лет, фактически подвело нас к катастрофе. Если такое противостояние, тем более с нарастающей агрессивностью, будет продолжаться, боюсь, что нас могут ожидать очень серьезные потрясения. Но я все равно верю в то, что у зла нет перспективы, и добро, опираясь на разум, победит».

Оптимистичные слова, однако, как видим, выбор народа Украины до сих пор, увы, не исключает – если и не вилы (слава Богу!), то грабли, на которые он всякий раз рискует наступить.

Как прощались с Кушнаревым

Кушнарева хоронили в день Богоявления и Крещения Господня, 19 января 2007-го, панихиду по рабу Божиему Евгению в заполненном харьковчанами кафедральном Благовещенском соборе возглавил митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим (Руснак).

В молитвенном слове владыка Никодим попросил помощи у святого Евгения, соименника и покровителя усопшего, а в прощальном проникновенном слове по отпевании обратился к пастве и сказал, что считает Евгения Петровича своим духовным сыном (известно, что последние 17 лет Кушнарев многократно встречался с пастырем, в том числе обсуждая общественные, государственные проблемы), что Евгений Петрович всегда болел сердцем о своей земле, городе, народе и стране, что он был истинным созидателем и объединителем. Владыка Никодим напомнил собравшимся известную библейскую притчу о царе Соломоне и двух судившихся из-за ребенка женщинах (одна из них была готова даже разрубить дитя надвое, чтобы поделить, а вторая оказалась готовой уступить ребенка, лишь бы сохранить ему жизнь) и уподобил мудрость покойного мудрости Соломоновой, сказав также, что любовь покойного к Украине была такой же, как у второй женщины из притчи – к своему ребенку.

И в этой речи, и потом, на кладбищенской панихиде, под проливным январским дождем, были заметны искреннее и глубокое волнение, скорбь митрополита Никодима, в полноте переживающем эту потерю – значительную для всего народа Украины. Авторитетнейший монах, член Синода РПЦ (напомним, что владыка Никодим исполнял обязанности предстоятеля УПЦ, в 1992-м, до избрания на эту должность митрополита Владимира (Сабодана), председатель комиссии УПЦ по канонизации святых, человек, родившийся ровно на 30 лет раньше усопшего, величал покойного в прощальных словах не иначе как Евгений Петрович, подчеркивая и собственный пиетет, и общественную значимость личности, а также тяжесть личной и общей потери.

В соборе раздался воистину общий плач, когда владыка склонился над гробом – для прощального поцелуя рук убиенного раба Божия Евгения, принявшего мученическую кончину (Кушнарев находился в сознании с момента тяжелейшего огнестрельного ранения до самого положения на операционный стол).

Значительный для православных, двунадесятый праздник Крещения-Богоявления в том году оказался для харьковчан убранным в траурные цвета – красный и черный – как колоны оперного театра, в котором прошло гражданское прощание с Е. Кушнаревым, когда мимо гроба прошли десятки тысяч людей. Широкая траурная колонна текла от самой большой площади Европы (пл. Свободы, бывшей Дзержинского; у нас теперь почти все площади – если не «свободы», так «незалежности»; что, на мой взгляд, является признаком именно несвободы и зависимости). И не все успели проститься с человеком, с которым связаны самые яркие успехи Харькова и всего региона в новой украинской истории, с человеком, на которого жители Востока и Юга Украины возложили свои надежды и чаяния в новейшие времена – противостояния оранжевому мороку.

Те, кому не удалось попасть ко гробу, передавали принесенные цветы постовым оцепления, прося отнести их в зал.

Кушнарев сегодня


Мне довелось написать несколько более-менее развернутых статей о политике Кушнареве – за время, прошедшее с момента его гибели. Статья «Лепта Кушнарева» (марта 2007) завершалась такими словами: «Для всех нас, кто был его соратником, помощником, близким, кто уважал его и любил в земной жизни, лепта Кушнарева несомненна. И Украина, и Русский мир в целом в ближайшее время осознают подлинную цену этой лепты. Высока и ее персональная цена: лепта эта для Е. Кушнарева стала той самой, которой Харон закрывал глаза покойному, перевозя через мифическую Лету – реку, отделяющую берег жизни от берега смерти. Нам, оставшимся здесь, остается осмыслять трагичность рифмы «лепта-Лета», и, к прискорбию, вместо «многая лета» твердить вослед все дальше уходящему Евгению: «вечная память».

Давайте сегодня вглядимся, какую же память Кушнарев оставил о себе в Харькове.

Родственники политика сразу выступили с разумными предуведомлениями, что не нужно активизировать тему и стремительно переименовывать улицы в Харькове, что время, сами горожане определят меру общественной памяти о Е. Кушнареве.

Разделяю такой подход, и скажу, что нисколько не сомневаюсь, что рано или поздно в городе появится и станция метро «Кушнаревская», и улица, площадь или микрорайон имени Евгения Кушнарева. А пока в пригороде Харькова Песочине, поселке, где на окружной харьковской дороге не столь давно установлен и освящен один из четырех охранных крестов, появилась в новостройках улица Е. Кушнарева, состоящая пока что всего лишь из нескольких домов.

Руководители «Партии регионов» год назад пообещали профинансировать создание в Харькове крупного современного интеллектуального центра – библиотеки имени Е. П. Кушнарева.

Харьковчане помнят не только тот факт, что Кушнарев вложил огромные усилия в строительство новой очереди городского метро (за что потом и претерпел от новой администрации обвинения, включая судебные; а вообще он выиграл у оранжевых полтора десятка судов по разным поводам), но и то, что, к примеру, в гуманитарной сфере он стал инициатором и соучредителем самых знаковых, резонансных культурных начинаний в Харькове, в котором был в течение 6 лет председателем горсовета, затем городским головой, а позже губернатором области. Назовем лишь некоторые: Международный фонд памяти Б. А. Чичибабина, Международный музыкальный фестиваль «Харьковские ассамблеи», объединение творческой интеллигенции «Круг»…

22 декабря 2009 г. в Большом зале Харьковского академического театра оперы и балета прошла церемония награждения лауреатов Харьковского областного фонда поддержки молодых дарований, которому исполнилось 15 лет и который был выпестован, вместе с соратниками, Евгением Кушнаревым, возглавлявшим эту организацию с момента ее учреждения и до собственной смерти. Вдумайтесь: благотворительную структуру (как и другие гуманитарные) Кушнарев создал и возглавил в тяжком 1994 г., и как это оказалось не только своевременно, но и дальновидно! За эти годы была выплачена 591 стипендия на сумму 225 тысяч долларов США, банк данных фонда составил на сегодня около 1000 одаренных детей, многие из которых становились стипендиатами несколько раз.

Дочь и сын Евгения Петровича, а также его ближайшее окружение, учредили Фонд демократических инициатив имени Е. Кушнарева, который уже провел ряд научно-практических конференций и принял участие в выпуске не только политологических книг, но и большого тома «Собрание стихотворений» известного харьковского поэта Бориса Чичибабина (Харьков, «Фолио», 2009).

И тут следует сказать о не вполне внятном событии, которое стало, к моему удивлению и глубочайшему сожалению, возможным спустя три года по кончине Евгения Кушнарева. Но это лишь на первый взгляд странное, а на самом деле, к великому несчастью, почти естественное в наши дни происшествие.

Казус Фонда Чичибабина

Прямо накануне 2010 г. Международный фонд памяти Б. А. Чичибабина, учрежденный в 1995 г. (сразу после смерти поэта Чичибабина) по инициативе, при участии и непосредственной опеке Евгения Кушнарева (который стал первым председателем чичибабинского фонда) выдвинул на соискание харьковской муниципальной премии имени Чичибабина украинского литератора С. Жадана. Который в 2004 г., будучи комендантом палаточного оранжевого городка, установленного на пл. Свободы, предал огню книгу Евгения Кушнарева «Сто шагов Харьковской землей» (на украинском, кстати, языке). Ну, посудите, отчего же хлопцам было не сжечь внушительный том Кушнарева, председателя областной государственной администрации «ненавистного кучмовского режима», пришедшего к молодым оранжевым фрондерам-оппозиционерам на площадь, принесшего им конфеты, интересовавшегося их самочувствием и комфортностью ночевки на холодной площади и, вот, книжку свою подарившего.

«Странновато» (и стыдно) мне читать сегодня открытое письмо, подписанное всеми лауреатами-чичибабинцами (их около десятка, и это преимущественно мои друзья-литераторы; ведь я и сам являюсь членом чичибабинского фонда): «Мы не знаем, в силу каких эмоциональных факторов сжигал С. Жадан чужую книгу...»

Интересно, в силу каких «эмоциональных факторов» отдавал приказание сжигать книги Геббельс? В силу каких «эмоциональных факторов» сейчас идет чистка книжных фондов в библиотеках Украины, переписывается и купируется Гоголь, прославляются палачи и пособники нацистов? А в силу каких «эмоциональных факторов» носителей русской культуры на Украине сегодня обозвали «пятой колонной» и осуществляют фактический антирусский этноцид?

Я удовлетворен решением харьковского городского головы, не утвердившего этого кандидата на эту городскую премию. Подчеркну: это не увольнение, не арест, не изгнание, не репрессия. Это реализованное городским головой право осуществить свою должностную функцию – на внятно объясненном им основании. Я разделяю и личные мотивы М. Добкина, который считает себя учеником и соратником Е. Кушнарева; для мэра Харькова иное решение было бы предательством дорогой ему памяти.

Мне кажется, и С. Жадан внутренне воспринимает ситуацию адекватно (об этом по-своему свидетельствует и его невежливое открытое ответное письмо М. Добкину); в самом деле, нельзя же сначала участвовать в сжигании книги Кушнарева, а потом получать премию от фонда, который Кушнарев создавал и возглавлял!

«Никто за собою не знает вины» (никто не кается, никто не отзывает подписей), и вице-президент чичибабинского фонда вдова поэта Л. С. Карась ратует, как следует из ее телеинтервью, лишь за «высокое и чистое искусство», – то ли по недомыслию, то ли намеренно делая вид, что не бывает искусства вне тенденции и что любое открытие словесного рта, а тем паче сжигание писателем на площади чужой книги, есть публичный жест и проповедь.

Я с прискорбием гляжу на сложившуюся ситуацию, вольно или не вольно являясь ее действующим лицом. Я внимательно изучал всю аргументацию пишущих на русском языке моих друзей и коллег, лауреатов-чичибабинцев, с которой принципиально не соглашался изначально и не согласен теперь, однако я был весьма удивлен воистину беспрецедентным напором их выступления – столь страстным, возмущенным, массированным, и, очевидно, кем-то умело подготовленным и спланированным – в ответ на решение мэра Харькова. НИ ПО ОДНОМУ иному поводу Фонд памяти Чичибабина не выступал столь возмущенно-публично, со сбором подписей, с публикациями в газетах и выходом сразу на нескольких телеканалах (на мой взгляд, эти телевыступления выглядели и жалко, и неумно). Ни – когда новые властители страны глумились над русским языком на ТВ, в кино и образовании, ни когда возводили памятники нацистам, ни когда кидали Кушнарева (учредителя и первого председателя Фонда памяти Чичибабина!), в тюрьму, ни когда он был застрелен. Может быть, когда другие харьковчане стояли в протестных пикетах, защищая права, в том числе и русских писателей, лучшие умы и перья Фонда Чичибабина размышляли сугубо о «высокой поэзии»? Сложившаяся ситуация, на мой взгляд, в полной мере завершает портрет этой поведенческой модели. Однако чем, какими ложно понятыми принципами «высокой культуры, гармонии и красоты» вызваны нынешние, воистину беспрецедентные для Фонда памяти Чичибабина «смелость и принципиальность»? Не оказались ли любители высоких искусств – объективно – просто-напросто использованными в качестве инструмента в антидобкинской акции?

И последнее. Неужели люди, произносившие протестно-возмущенные реплики на телевидении, не задумались – как бы отозвался на действия майданных книгосжигателей сам Борис Алексеевич Чичибабин? А ведь они наверняка знают – как. Поэтому особенно стыдно и грустно слушать по этому поводу фарисейские рассуждения о чистом искусстве.

Памятник


Кушнарев прошел гораздо более ста шагов и по родной харьковской земле, и по земле Украины, и по планете. Теперь шаги его продолжаются в мире ином. Вызов истории, воспринятый им как крест, а также его восхождение на личную Голгофу, оставили во многих и многих сердцах значимый след, а его трагический уход – осмелюсь сказать и спустя три года – все еще не зажившую рану.

И сегодня место Евгения Петровича в Русском мире Украины все еще «зияет отсутствием», его вакансия – глубокого, разумного, остро мыслящего охранителя, объединителя и созидателя русских (читай также – украинских) духовных ценностей – не занята ни кем. В самом деле, фактически без Кушнарева Восток и Юг Украины пока еще остаются в существенной мере идеологически, политически, организационно обезглавленными.

25 октября 2008 г., субботним утром, без официальных торжеств, можно сказать, в семейном, дружественном, соратническом кругу Евгению Кушнареву был открыт памятник на 2-м городском кладбище Харькова. Без громких речей, без избыточных собраний, без предварительного широкого анонсирования. В золото-осеннее утро к могиле пришли не только родственники, на средства которых харьковским скульптором А. Ридным (автором идеи, разработчиком проекта) был создан 17-тонный монумент, но и те, кто счел для себя эту потерю личной.

Могила Евгения Кушнарева, человека, погибшего в святочные дни и преданного земле в праздник Богоявления-Крещения Господня, т.е. кровью крещенного для Царства Божия, в памятные дни его кончины (17 января) и рождения (29 января) утопает в цветах, сюда идут и идут не только харьковчане.

Я искренне рад, что посмертное действие Евгения Кушнарева в харьковском мире и духовном пространстве Украины, Русского мира – внятно и значимо, что город – в сердцах большинства харьковчан – не изменил его памяти.

Тэги:  кушнарев
 
Присоединяйся к нам:
Версия для печати
 

Комментариев: 0

Оставить комментарий

 
 
 

Трансферы

 

Вконтакте

 

В этот день 

Пусть осень будет золотой. Сегодня – день пожилых людей

Население планеты стареет – это непреложный факт. По инициативе ООН 1 октября во всем мире отмечается как Международный день пожилых людей, а в Украине также и День ветерана.