04.10.2012  08:44   

ПАСЕ решила, кого считать политзаключенным

Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла одну из наиболее конфликтных резолюций последних лет, которой утвердила определение термина «политический заключенный».


// rferl.org
Голосование по ключевому пункту раскололо ассамблею практически пополам

В украинской оппозиции уверены, что уже на следующей сессии ПАСЕ признает политзаключенными Юлию Тимошенко и Юрия Луценко, и намерены поднять этот вопрос на следующем заседании Верховной рады. Резолюция была принята вопреки жесткому сопротивлению российской делегации, а голосование по ее ключевому пункту раскололо ассамблею практически пополам, пишет «КоммерсантЪ-Украина».

Подготовка резолюции, определяющей термин «политический заключенный», началась в ПАСЕ три года назад, но из-за болезненности вопроса ее удалось вынести на рассмотрение ассамблеи только сейчас. Документом предложено пять критериев определения термина «политический заключенный». Речь идет о гражданах, попавших в тюрьму «по чисто политическим мотивам без связи с каким-либо правонарушением»; о тех, кто пострадал в результате нарушения государством основополагающих свобод – свободы мнения, слова, вероисповедания, собрания и объединения; о получивших по политическим мотивам непропорционально жесткое наказание за совершенный проступок; о задержанных в результате дискриминационного применения законов; о «лишенных свободы в результате судебного разбирательства, которое было явно нечестным, если прослеживается связь этого факта с политическими мотивами властей».

Как сообщал «КоммерсантЪ-Украина», принятие такой резолюции являлось крайне нежелательным для ряда членов ПАСЕ. Спектр ее противников вчера был наглядно представлен в зале заседаний юридического комитета (ЮК) ПАСЕ – здесь собралась внушительная группа дипломатов, не допущенных к участию в пленарном заседании, но очень волновавшихся о его результатах. Львиную долю «группы поддержки» составляли россияне и азербайджанцы, на третьем месте по численности оказались представители Украины.

«Мы консультировались, и нас убедили, что мы не сможем отменить резолюцию, голосов не наберется. Поэтому надо смягчить ее», – советовался азербайджанский дипломат со своим российским коллегой. «Максимально смягчить!», – согласился тот. Чтобы достичь этой цели, во вторник группа депутатов внесла поправку N2, вычеркивающую из документа весь список критериев и заменяющую его фразой о том, что определять, кто является политзаключенным, может лишь Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Парадоксальность предложения состоит в том, что ЕСПЧ не имеет права использовать в своих решениях термин «политический заключенный». Рассматриваемая резолюция ассамблеи как раз и призвана восполнить данный юридический пробел.

Зал заседаний ЮК, где удалось оказаться и корреспонденту «КоммерсантЪ-Украина», оказался переполнен. Чтобы добиться принятия поправки N2, в среду в Страсбург на один день приехали члены ЮК от Украины – народные депутаты Юлия Левочкина (Партия регионов) и Валерий Писаренко (внефракционный). «В моей 16-летней практике работы в ПАСЕ так много людей на заседании комитета было лишь однажды – когда рассматривалась резолюция о войне в Грузии», – поделился с «КоммерсантЪ-Украина» народный депутат Сергей Головатый (Партия регионов).

Гиперактивность депутатов создала проблему – после начала голосования выяснилось, что от трех стран – России, Азербайджана и Греции – на заседании присутствует больше депутатов, чем разрешено в соответствии с национальной квотой. Глава комитета Кристофер Чоп назвал происходящее беспрецедентным и попытался уговорить часть депутатов покинуть зал, но его усилия не принесли успеха. Заседание ЮК оказалось на грани срыва, а это в свою очередь могло привести к срыву голосования за резолюцию в целом. Чтобы не допустить худшего сценария, господин Чоп все же поставил вопрос на голосование. В результате поправка N2 была принята с небольшим перевесом – 30 голосов «за» при 28 «против». Сторонники резолюции о политических заключенных проиграли первый раунд.

К началу пленарного заседания эмоции накалились еще больше. Как выяснил «КоммерсантЪ-Украина», в перерыве группа депутатов ПАСЕ попыталась уговорить президента ассамблеи Жан-Клода Миньона воспользоваться правом вето и снять с рассмотрения поправку N2 как перечеркивающую суть и смысл всей резолюции, однако господин Миньон отверг это предложение. В итоге у сторонников принятия документа осталось последнее средство – убедить зал в необходимости отменить решение комитета. «Если мы не проголосуем, мы дадим возможность некоторым господам говорить, что политзаключенных не бывает вообще. Мы дадим знак всему миру, что ПАСЕ вообще не хочет заниматься вопросами политзаключенных. И это будет беда», – поясняла с трибуны содокладчица по Украине Майлис Репс (Эстония).

Дискуссия подтвердила, насколько болезненна резолюция для отдельных стран. Выступавшие забыли о дипломатическом этикете, перейдя на прямые оскорбления в адрес друг друга. «Докладчик (Криштоф Штрессер, Германия. – «КоммерсантЪ-Украина») работал три года, а в итоге пришел в ассамблею с этой чепухой! Он должен был разработать новый документ, а пришел с тем, что мы и так знаем! Это не стандарты! Это подрывает авторитет ассамблеи и доверие к ней!» – срываясь на крик, убеждал коллег экс-председатель ПАСЕ Мевлют Чавушоглу (Турция). «Я слушала и не могла поверить, что бывший президент ПАСЕ может высказывать такую крамолу и такие глупости!» – столь же эмоционально возразила ему немка Виола Крамон-Таубадель.

Обсуждение не обошлось без украинского контекста. «Если мы примем вторую поправку, тысячи и тысячи людей будут вынуждены сто лет ждать решения ЕСПЧ. Да они умрут в тюрьмах, прежде чем это случится! Посмотрите на Тимошенко», – убеждал коллег Сергей Соболев («БЮТ-Батькивщина»). Представитель Партии регионов Алексей Плотников, напротив, предложил дополнить документ пунктом, который выводил Юлию Тимошенко из сферы действия документа. «Виновные в мошенничестве и злоупотреблении властью не могут быть признаны политическими заключенными. Осужденные за коррупцию и экономические преступления должны быть выведены за рамки этого термина», – заявил он.

Ни одна из сторон не была уверена в успехе, и голосование подтвердило: ассамблея разделилась поровну. Поправка N2 набрала 89 голосов «за» и 89 «против», то есть осталась непринятой. Решающим стал голос Оксаны Билозир («Наша Украина – Народная самооборона»). Госпожа Билозир, традиционно поддерживающая в ПАСЕ Партию регионов, в этот раз воздержалась от этого. После провала лоббируемого россиянами пункта ПАСЕ утвердила резолюцию в целом.

«Впервые вижу такой раскол в ПАСЕ. Это подтверждает неоднозначность резолюции. Но это ничего не изменит на практике. Я не думаю, что в будущем ПАСЕ решится назвать политзаключенных поименно», – заявила «КоммерсантЪ-Украина» Юлия Левочкина. «А я уверен в этом! – возразил ей Сергей Соболев. – На следующей сессии ПАСЕ будет рассматриваться доклад по Украине, и там точно появится упоминание о политзаключенных Тимошенко и Луценко. Они подпадают под три критерия. Кроме того, мы поднимем этот вопрос на следующем заседании Верховной рады. Я понимаю, что Партия регионов его «зарежет», но тем самым они вновь покажут, что не выполняют резолюции ПАСЕ».

 
Версия для печати
Loading...
 
 
 
 

Соцсети

В этот день